АРМИЯ - ДОКТОР ДЖЕВДЕТ ТУНА

Вскоре после возвращения в Турцию мы узнали, что англичане совершили воздушный налет на Франкфурт, в ходе которого на город было сброшено 12 500 тонн бомбы. В результате этой бомбежки было разрушено 80 процентов города. 5500 человек погибли. Я был потрясен, услышав эту новость. Ведь я жил в этом городе. И если бы не вернулся в Турцию, мог бы быть среди тех погибших 5500 человек. Эта новость потрясла и мою семью. В тот день мы с мамой и младшей сестрой Ильхан, обнявшись, долго-долго плакали. Мы больше никогда не заговаривали на эту тему. Первое, что бросилось мне в глаза в Турции после такого долгого отсутствия, была бедность и нужда. Цены на черном рынке были просто дикими. Людей, разбогатевших за счет войны, стало больше. Перед магазинами, торгующими кофе, выстраивались огромные очереди. Странным образом увеличилось количество пьющих и курящих. Меня ничто не удивляло, ведь многое из этого я уже видел в Германии. Кроме того, о том, что происходит в Турции, я знал из рассказов знакомых еще до приезда на родину. Для меня начинался новый период жизни. Армия... Без промедления, примерно через месяц, я поспешил отдать родине свой долг. Университет имени Гёте.

МЫ ТОЖЕ ПРИНИМАЛИ УЧАСТИЕ В ВОЙНЕ В первые же дни моей службы меня спросили, разбираюсь ли я в лекарствах. Я ответил: «Да, разбираюсь, очень хорошо разбираюсь». Служба в армии должна была продлиться два года с 1944 по 1946 год. 1-я дивизия, где я нес службу, и соседняя с ней 2-я были на страже Стамбула и Тракии. Это был сложный период постоянного страха, что война может перекинуться и к нам. Для беспокойства были причины. Турция не хотела вступать в войну. Однако, Англия, Франция и Советский Союз пытались оказать давление, чтобы втянуть Турцию в военные действия. Германия терпела поражение на Восточном фронте: блокада Ленинграда была прорвана, битва под Сталинградом проиграна. Германия начала отступление, но все еще была сильна. С другой стороны Советский Союз настаивал на пересмотре конвенции Монтре в свою пользу, используя давление и даже угрозы. Словом, не ведя военных действиях, мы все равно косвенно участвовали в войне. И до окончания войны во всем мире спокойствия в Турции быть не могло. 25 февраля 1945 года Турция готовилась объявить войну Германии и Польше, что явилось результатом внешней политики и дипломатического давления. К счастью, это должно было стать лишь формальным актом. Война в Европе закончится 8 мая 1945 года полной и безоговорочной капитуляцией Германии. А в Азии окончание войны наступит после сброса Соединенными Штатами двух атомных бомб на японские города - Хиросиму и Нагасаки. 15 августа 1945 года Япония капитулирует, и Вторая мировая война будет завершена. Наша страна и армия смогут свободно вздохнуть, хотя для возвращения к нормальной жизни потребуется время.

ЖРЕБИЙ ВЫПАЛ НА ХАДЫМКЕЙ Я начинал служить в армии во время войны. Наша армия в любой момент могла вступить в боевые действия. Я проходил службу офицером запаса в Хадымкее в 1-ой дивизии. Помню день распределения в учебном батальоне. 400-500 человек долго ждали, чтобы узнать, где будут проходить службу. Майор сначала бросал бумажки с номерами, определяющими место службы, в сумку, а затем подзывал нас для жеребьевки. Когда же подошла моя очередь, я вытянул номер 30. Оказалось, что это Стамбул. Конечно же, я очень обрадовался, что служить я буду в родном городе, и моя семья сможет часто навещать меня. В первые дни службы меня спросили, разбираюсь ли я в лекарствах. «Да, разбираюсь, очень хорошо разбираюсь»,- ответил я. Еще в лицее я начал интересоваться этим и многое узнал. Эти знания мне очень пригодились в армии. В подразделении был врач-подполковник. Проэкзаменовав меня, он сообщил, что на военной службе я буду состоять при нем.

ПОЕЗДКИ ДОМОЙ В АВТОМОБИЛЕ ПАШИ Моя работа вызвала ко мне интерес командира нашего подразделения. Он стал относиться ко мне внимательнее. К примеру, паша, будучи в звании генерал - лейтенанта, имел исключительное право на использование служебного автомобиля в то время, когда таковых было очень мало. Мы были знакомы с адъютантом паши. Он брал меня с собой и позволял мне усаживаться на сидение рядом с водителем, когда вез пашу домой, что позволяло мне добираться домой с комфортом. По-моему, благосклонное отношение ко мне паши, по сути сурового человека, было вызвано моей службой в армии. Когда же паша не ездил домой, я добирался на поезде.

Я ОБЪЕЗЖАЛ ПАЦИЕНТОВ НА ЛОШАДИ На протяжении всей службы в армии я лечил больных солдат, объездив с этой целью почти всю Тракию на лошади. Солдаты в Хадымкее считали меня производителем лекарств. Они верили в то, что я смогу вылечить едва ли не любую хворь. Ко мне шли и со сломанными конечностями, и с ревматизмом. «У тебя точно найдется средство»,- говорили они. Конечно же, в своей работе я никогда не отступался от медицинской этики и научных знаний. Никого попусту не обнадеживал, не рисковал здоровьем и жизнью пациентов. Однако всегда смело делился тем, в чем был уверен. В связи с широкой сферой обслуживания и огромной ответственностью, возложенной на наше подразделение, было необходимо эффективно использовать время. Здоровье - важнейший вопрос. Поэтому было крайне необходимо подоспеть к больному вовремя. Вначале мне приходилось добираться к пациентам на лошади. 1-я дивизия располагалась на огромной территории. Почти год я работал таким образом. Однако этот способ был крайне утомителен. Кроме того, я рисковал не подоспеть к больному вовремя. Я представил рапорт вышестоящему командованию, предложив исправить ситуацию при помощи транспортного средства. Спустя время для визитов к больным начали выделять автомобиль. Таким образом, в нашем подразделении появилась карета скорой помощи, что сослужило хорошую службу, особенно в срочных случаях. 

ЭПИДЕМИЯ ЧЕСОТКИ Во время военной службы тяжелее всего оказалось лечение чесотки. Справляться с ней пришлось путем решения многочисленных проблем. Многолюдность и тесный контакт были самыми серьезными затруднениями. Чесотка - очень заразная болезнь, которая передается с невероятной быстротой. Это паразитарное заболевание, вызывающее сильнейший зуд кожи. Заражают самки клеща, внедряясь в кожу человека, проделывая там ходы, ежедневно продвигаясь и откладывая яйца. Двигаясь в проделанных туннелях, они вызывают зуд. Расчесанные места начинают кровить и воспаляться. При несвоевременном лечении чесотка превращается в муку на месяцы.

ОФИЦЕРЫ ЗАРАЗИЛИСЬ ЧЕСОТКОЙ «Ты справишься с этим»,- сказал паша, вызвав меня к себе. Чесотку удалось диагностировать, но количество зараженных было таким, что поступающим приходилось спать едва ли не в обнимку. Мер, которые мы предпринимали, было недостаточно. Не спасали ни чистое белье, ни мази из местной аптеки. Солдаты от зуда потеряли сон. Зараза перекинулась на руки, ноги, запястья и даже в область половых органов. Вслед за солдатами был инфицирован и офицерский состав. Паша ежедневно строил нас, требуя найти средство. Однажды, вызвав меня к себе и разбранив для начала, он сказал: «Ты справишься с этим». Мы вели напряженные поиски, но необходимых нам фармацевтических средств не было ни в диспансере нашей воинской части, ни в районной аптеке. Собственно, со времен работы в аптеке у брата я знал о существовании серной мази, так называемой «мази Эль Марик», но вылечить эпидемию чесотки такого масштаба было неосуществимо.

ВОЕННЫЕ ЛЕЧИЛИСЬ В БОЧКАХ Наполнив бочки лекарством по шеи военных, мы справились с чесоткой. Чтобы оправдать надежды, которые на меня возлагал паша, я полностью посвятил себя поиску решения проблемы. В процессе работы у меня возникла блестящая идея. Я обратился с вопросом к снабжению: «Есть ли у вас бочки?». Требовались двухсоткилограммовые бочки из- под бензина или нефти. Но таковых не было. Я не сдавался. Закупив бочки на свои деньги за пределами воинской части, я доставил их в подразделение. Средства были ограничены, моя зарплата составляла 80 лир - небольшая сумма, но выхода не было. От зуда военные покрылись ранами. Мне задавали вопросы: «Что это? На что ты потратил деньги?». На что я отвечал: «В бочках я приготовлю лекарство от чесотки». Опять же на свои деньги я купил в аптеке серу и спирт. В конце концов, я убедил окружающих. Мы вымыли бочки, наполнили их лекарством. Пока раствор был теплым, все военные по очереди влезали в емкости по шею. При помощи ефрейторов нам удалось окунуть в бочки всех солдат и продержать их там по нескольку часов, после чего военные омывались чистой водой. В это время поменяли постельное белье и прокипятили одежду. Наблюдение за больными велось несколько дней. Рецидива не случилось. И чудесным образом всего за 3-5 дней нам удалось полностью погасить эпидемию чесотки. О моем успехе стало известно во всем гарнизоне. Все узнали о методе борьбы с чесоткой. Пусть и не так скоро как нам, но всему гарнизону удалось избавиться от заразной болезни. Сейчас я вспоминаю те дни с гордостью и улыбкой.

СОЛДАТ, ПОПАВШИЙ ПОД ЗАВАЛ В армии особая атмосфера. Здесь становишься свидетелем самых разных событий, которые потом превращаются в незабываемые воспоминания. Одним из таких моментов, оставивших глубокий след в моей памяти, стал солдат, попавший под завал. Это случилось после моего перевода в Гюмюшсуйу. Мы узнали, что на военнослужащих рухнула стена, один человек остался под завалами. У него были переломаны нога и колено. Три врача в звании полковников, проведя осмотр, сказали, что случай выходит за рамки их компетенции. Это событие совпало с моим дежурством. Коленная кость была сломана. Чтобы предотвратить начало гангрены, они предложили ампутировать конечность. Но я выступил против, надеясь спасти ногу. Наложив повязку, я настоял на транспортировке в Гюмюшсуйу. Случай был срочный. Мы доставили пациента в больницу Гюмюшсуйу на внедорожнике, предварительно дав ему анальгетик. Я настоял на госпитализации больного, рассказав компетентным докторам о его тяжелом состоянии. Там военнослужащий был прооперирован. Операция прошла успешно. Нога была спасена. Я был счастлив услышать хорошие новости.

СУПРУГА ПАШИ Прослышав, что я вылечил жену паши, ко мне в очередь выстроились больные ревматизмом. Другое событие, врезавшееся в память, связано с супругой нашего паши. Однажды во время работы в подразделении командир вызвал меня к себе. Меня встретил его адъютант и сказал, что супруга паши больна. Мы вместе отправились домой к командиру. Впервые увидев его жену, я сразу понял, насколько сильную боль испытывает женщина. После короткого осмотра и беседы я понял, что у нее ревматизм. От боли она не могла ни ходить, ни наступать на ноги. До этого ей был прописан аспирин, который, конечно же, при таком диагнозе был абсолютно бесполезен. Ей были необходимы лекарства от ревматизма и сильнодействующие анальгетики. Я использовал препарат, который приготовил сам. Это был гель на основе конского каштана, аналогичный которому в дальнейшем я стал производить в собственной компании. Я наложил повязку. Мы продолжали лечение. Через некоторое время боли женщины прекратились. Прослышав, что я вылечил супругу паши, ко мне в очередь выстроились больные ревматизмом. Ввиду того, что я хорошо разбирался в лекарственных средствах, меня перевели в Гюмюшсуйу на Таксиме. Когда возникали трудности в изготовлении какого- либо медицинского препарата в больнице Гюмюшсуйу, всегда говорили: «Позовите господина Джевдета». Сказать по правде, я успешно справлялся. Поэтому, работая в этой больнице врачом до конца срока службы, я разработал множество препаратов, помогая военнослужащим обрести здоровье.