ОСНОВАНИЕ КОМПАНИИ "ТАН" -  ДОКТОР ДЖЕВДЕТ ТУНА

Я СТАНОВЛЮСЬ ХОЗЯИНОМ

Доктор Джевдет Туна в первые годы основания компании

Я НАЧИНАЮ СОБСТВЕННОЕ ДЕЛО Теперь у меня была собственная лаборатория. Я назвал ее «Тан» (рассвет), чтобы путь мой был светел. В 1953 при поддержке старших братьев, сестер и зятьев я принял решение основать собственную компанию. Это были времена дефицита лекарственных средств. Я считал, что смогу поддержать отрасль новыми рецептурами. До этого я побывал во многих фармацевтических фирмах и аптеках. У меня были обширные связи в этом секторе. Первый калькулятор доктора Джевдета Туны. Между собой мы делились фармацевтическим опытом. Я лично помог многим аптекарям. А на этот раз друзья были рядом со мной. Они поддерживали мои стремления и помогали мне создать свое дело. Первую свою фирму я открыл в районе Першембе Пазары. Теперь у меня была собственная лаборатория. Я назвал ее «Тан» (рассвет). Называя свою компанию, я вдохновился первыми лучами восходящего солнца. Мне хотелось, чтобы эта компания всю жизнь освещала мне путь.

СОТНИ НОВЫХ ФОРМУЛ Производство лекарств занимало меня настолько, что каждый случай заболевания вызывал во мне желание сразу же создать новый препарат. «Накопленный опыт очень помог мне, когда, открыв свою лабораторию, я начал работать. Здесь я выпустил около 100 препаратов с различными формулами. Производство новых лекарств занимало меня настолько, что каждый случай заболевания вызывал во мне желание сразу же создать новый препарат. Еще в Германии я живо интересовался фармацевтикой и даже собирал на улице выброшенные немецкими военными коробки из-под лекарств. Вспомнив о них, я выпустил 7- 8 препаратов по листкам - вкладышам из этих коробок. Немцы воодушевили меня на создание бальзама из паприки и конского каштана, которые до сих пор возглавляют список самых продаваемых препаратов в Германии. Весы из лаборатории доктора Джевдета Туны Иногда выписанное врачом лекарство было неизвестно аптекарям, и сделать его никто не мог. Из интереса я сразу же брался исследовать рецептуру. Больше всего непонятных фармацевтам рецептов выписывалось в греческой больнице на улице Куледиби. К примеру, рецепты с выписанными суппозиториями или гидрофильным маслом отправляли ко мне. Я готовил препараты, они доставлялись в больницы, давались пациентам. У меня был обширный опыт. До сих пор я могу определить 1 грамм на глаз, не взвешивая. Я знаю все растения и их пользу. Моя специализация - это процесс изготовления медикаментов.

ТРУДНОСТИ ПОЛУЧЕНИЯ ЛИЦЕНЗИИ НА МЕДИКАМЕНТЫ Аналоги некоторых иностранных медикаментов я производил, получив на них лицензию за своей подписью, адаптировав их под Турцию. Некоторые медикаменты я производил в Турции, получив право на товарный знак. Так я выпустил много аналогов немецких препаратов. В те годы я сделал большой вклад в министерство здравоохранения. Аналоги некоторых иностранных медикаментов, я производил, получив на них лицензию за своей подписью и адаптировав их под Турцию.  Но некоторые заявки на лицензии власти отклонили. Немцы, поверив, произвели, а мы не смогли получить разрешения. Для некоторых формул причиной отказа стало: «Такого нет даже в Европе». Обычно это относилось к разряду медикаментов для интимной жизни. А базой для них была моя лаборатория. Мне очень нравилось проводить исследования. Я выводил формулы для тех лечебных средств, которые годами делались дома из лекарственных трав. Меня прозвали «целитель Лукман». Но по той причине, что таких средств нет заграницей, министерство здравоохранения не выдавало лицензии, без которых мы не могли их производить. Однако, узкий круг близких людей пользовался такими препаратами. Спустя некоторое время наши и иностранные фирмы стали выпускать аналогичные препараты. Прошли годы и их оценили. Хотя в то время я часто бывал в министерстве с заявками на выдачу разрешения, предупреждая, что если не сделаю сейчас я, то потом другие будут производить их без лицензии. Кого-то удалось убедить, кто-то был против. В то время получить лицензию было нелегко. Не было источников, не было знаний, негде было получить сведения. Мы внесли большой вклад в разнообразие препаратов турецкой медицины.

МЫ ИСПОЛЬЗОВАЛИ СТЕКЛЯННУЮ ТРУБКУ В своей лаборатории я впервые сделал измерительные приборы из стеклянных трубок. В начале моей деятельности в аптеках не использовались точные измерительные приборы и смесительные чаши. Вместо них в ход пускались имеющиеся в каждом доме ковшики и банные чаши без каких-либо мерных меток и стерилизации, которые категорически не годились для приготовления лекарств. Прежде всего, я модернизировал измерительные приборы в своей лаборатории, стараясь использовать стеклянные трубки. Так как даже вода, проходя через свинец, подвергается загрязнению, а пущенная через стекло - очищается. Для придания стеклу формы используется высокая температура, поэтому бактерии уничтожаются. Я научился изготовлению стеклянных трубок во время работы у старшего брата в компании «Теге». Он изготавливал их, получив консультацию у производителей этого сектора. Узнав от немцев о мензурках, мы сделали их здесь. Брат был химиком, поэтому тяготел к такого рода работе. Берется ровный кусок стекла, нагревается согласно старой системе, используемой в Пашабахче. Затем стекло выдувается и придается нужная форма. Я использовал стеклянные трубки в производстве медикаментов и когда ставил пациентам капельницы после операций, при кровотечениях, когда больной нуждался в крови. Ребенок, умирающий от нездорового или недостаточного питания. Как быть? Вот эти самые стеклянные трубки спасли множество жизней в тот период. Из-за огромного спроса нам приходилось производить их и до полуночи, и по выходным.

МЫ ПОТЕРЯЛИ СТАРШЕГО БРАТА Годы летели. Почти все свое время я посвящал любимой работе. Такая загруженность не делала меня несчастным. Несчастье заключалось в утратах, с которыми приходилось мириться. Одна из самых страшных потерь для меня произошла в 1957 году. Скончался тот, кого я называл вторым отцом. Медицинский сектор многим обязан моему старшему брату Джемилю. Я хотел бы помянуть его здесь как от имени семьи, так и от имени всей отрасли. Джемиль Туна - огромная потеря того времени. В то время, когда я строил свое дело, турецкая экономика формировалась в соответствии с ежедневно принимаемыми решениями правительства. В1958 году были приняты «решения 4 августа». Целью являлось снижение курса лиры. Однако в связи с тем, что не был принят полный комплекс необходимых мер, усилился экономический кризис. Это вызвало волну политического и социального недовольства. В итоге утром 25 мая 1960 года случился военный переворот. Смертные казни и принятие новой Конституции еще много лет останутся на повестке дня в Турции. 60-е годы стали для Турции временем, когда политические решения внедрялись в экономическую систему страны. Для ускорения социального и экономического развития 30 сентября 1960 года была основана государственная организация по планированию. Для достижения поставленных целей были разработаны программы. А мы продолжали свою трудовую и общественную жизнь то под негативным, то под позитивным влиянием этих программ.

МОЕ ИЗОБРЕТЕНИЕ – СТАНОК В своей лаборатории я впервые сделал измерительные приборы из стеклянных трубок. Когда я оглядываюсь назад, оживают воспоминания о нашей отрасли. В то время существовала организация под названием «Лаборатория турецких фармацевтов», которая являлась единственным продавцом сырья для медикаментов. Я был их лучшим клиентом. Турецкий фармацевтический сектор же, выйдя на промышленный уровень, хотел самостоятельно заниматься снабжением и производством лекарственных средств. Рынок разбился на производителей и тех, кто занимался сырьем и инъекционными растворами. Это укрепило сектор. Мы продолжали выпуск продукции по собственным лицензиям. Много лет я выпускал сиропы от кашля, пилюли, таблетки, мази. В тот период я изготовил немало товаров для женщин, которые еще не были широко популярны. Я выпустил первые женские гигиенические прокладки и подгузники для лежачих больных. «Фенер» стала первой маркой женских прокладок. Мною были выпущены такие лекарственные средства, как сироп от кашля для детей «Бебексин», для взрослых «Кодилин», болеутоляющее «Паральгезин», гематологические и общеукрепляющие препараты, средства, возбуждающие аппетит «Фолидекс» и «Чесол», препарат железа «Ферсол» и глазные капли «Офтоклорам». На рынке имелся «Новальгин», а я выпустил аналогичный, но более сильный «Паральгезин». Я всегда старался произвести самое лучшее. У меня были антибиотики, которых не было в продаже, например, кортизон. Кортизон в Турцию начал завозить я. Когда-то Россия, ввиду экономического кризиса, распродавала массу лекарственных препаратов и фармацевтического сырья, которое я закупил в большом количестве. Возил вагонами, складировал, фасовал, обучал фармацевтов и больничный персонал. Благодаря этому сырью я вывел много новых рецептур. При помощи станка, изобретенного мною лично, на препаратах или упаковках я мог напечатать любую надпись или название.

ПЕРВОЕ ГЛАЗНОЕ ЛЕКАРСТВО Первый лицензионный глазной препарат в Турции выпустил я. В те годы некоторое сырье и рецептуры изготовления из него не были известны. Я рассказывал и показывал, объяснял, что в России уже есть такие препараты и сырье для их производства. К примеру, один из лучших антибиотиков был хлоранимфекол, о котором в Турции не знали. Я вывел формулу, по которой в дальнейшем стали делать аналоги. Первый в Турции лицензионный глазной препарат был выпущен мною. С глазными препаратами трудно работать, так как это очень тонкая работы. Я выводил формулы, исследуя книги. Большое количество формул и рецептур я заимствовал у немецких производителей, но выпускал их, адаптируя к Турции, стараясь использовать исходный материал, соответствующий условиям нашей страны. В какой- то степени я стал образцом для подражания в секторе: многие выпускали лекарственные препараты по моему примеру. Кому-то я указывал путь, обучал ассистентов аптекарей. К примеру, сироп «Кодилин» производится из кодеина, который является алколоидом опиума. Кодеин получают путем экстракции. Но в Турции это невозможно. Поэтому в качестве сырья мы закупаем опиум, из которого производим сильные болеутоляющие средства. Кроме того, я выпустил желудочный препарат, помогающий при язве, под названием «Данкезон», о котором узнал из прочитанной книги.

БЕСЕДЫ С ПРОФЕССОРАМИ Все новые источники информации превращались для меня в возможность вывести новые лекарственные средства. Я интересовался препаратами, приходящими для кого- либо посылкой из-за рубежа. Пишущая машинка доктора Джевдета Туны, используемая им для написания формул. Я делал заметки везде, где видел какое-либо название лекарственного средства: в бакалее, в лавках у продавцов зелени и конфет или во время покупок. Увидев на улице брошенную коробку из-под лекарств, я тут же открывал глоссарий и начинал исследования, не останавливаясь, пока не доводил дело до конца. Ходил на фармацевтический факультет в университет, беседуя с профессорам: «Профессор, у меня возникло затруднение в одном месте, не могли бы Вы мне помочь?» Иногда в ответ звучало заинтересованное: «И я не знаю». Тогда мы начинали поиски вместе. Многие профессора, зная мою настойчивость, отказывали мне. Несмотря на то, что я выпустил много интересных и неординарных препаратов, бывали и старания впустую. Но я просто обожал находить, исследовать и реализовывать что-либо новое. Мне не надоедало работать без устали, невзирая на недосыпание. Если я и принес пользу отрасли, думаю, благодаря этой моей особенности.

ПЕРЕМЕНЫ И НОВАЯ КОМПАНИЯ Продав лицензии и акции фирмы «Тан» одной крупной фармацевтической компании, я решил заниматься импортом сырья для изготовления лекарств. Моя работа в структуре компании «Тан» продолжалась до 1975 года, когда одна крупная фирма предложила хорошую цену за лаборатории и лицензии, которыми я владел. Недолго думая, я продал, так как экономическое развитие Турции в тот период открывало заманчивые перспективы для занятия импортом. И я хотел воспользоваться этой возможностью. В годы основания бизнеса существовало всего два возможных варианта в этой отрасли: сырье и выпуск продукции. Я был успешен в обоих. Сейчас же события подталкивали меня заняться импортом химического сырья, о котором я думал годами. Опыт, накопленный в этой отрасли, должен был помочь мне в новом деле. Моя новая компания под названием «Фармацевтический склад Тан» просуществовала до 2000 года. Так я стал заниматься импортом химического сырья.

МЫ СОТРУДНИЧАЛИ С 14 ТЫСЯЧАМИ АПТЕК У фармацевтического склада «Тан», который я основал после промышленной компании «Тан», клиентами были 14 тысяч аптек. Я занимался импортом 25 лет. Завозил сырье из разных стран, распределяя его по аптекам и производителям лекарственных препаратов. Бизнес расширился настолько, что моими клиентами стали уже 14 тысяч аптек, когда их общее количество в Турции на тот момент было порядка 18 тысяч. Оставалось совсем немного до того, чтобы стать единственным импортером в стране. Конечно, достигнуть такого успеха было непросто. Дела заставили меня исколесить десятки тысяч километров. Я многократно навещал каждого клиента по отдельности, знал название и местонахождение почти всех аптек. От Эдирне до Карса, на автобусе, поезде или собственном транспорте, зимой и летом, не считаясь с погодными условиями, объездили мы всю Турцию. В то время не было современной системы грузоперевозок, поэтому продукцию отправляли автобусами или оказиями.

ЖЕНИТЬБА И ДЕТИ

Доктор Туна и его супруга Эмель Туна на свадьбе. Доктор Туна и его супруга Эмель Туна в первые годы супружества.

СЕМЬЯ - ЭТО МОГУЩЕСТВО В 1959 году прошла великолепная церемония нашего бракосочетания с госпожой Эмель. В 1961 году родился мой сын Хакан, а в 1964 - дочь Арзу. Работа всегда занимала главенствующее место в моей жизни. По крайней мере, так было до супружества. Я был так сосредоточен на своей деятельности, что до 36 лет о женитьбе не возникало даже мысли. Когда же дела наладились, по настоянию моей матери я решил жениться. Я познакомился со своей супругой Эмель за 2-3 года до принятия решения о женитьбе. Мы повстречались во время ужина у друзей семьи. Она была веселой и яркой девушкой. На самом деле, друзья организовали этот ужин, чтобы познакомить нас, потому что они очень тепло относились к Эмель. Несмотря на то, что выглядела старше своих лет, госпожа Эмель на тот момент была еще очень молода и училась в Нотр Дам де Сион. По этим причинам в тот период я не мог жениться на ней. Но моя семья настаивала, сестры говорили о том, что Эмель испытывает ко мне взаимные чувства. Поэтому я решил соединить свою жизнь с этой приятной женщиной, которая мне очень нравилась. В 1959 году прошла великолепная церемония нашего бракосочетания.

НАШИ ДЕТИ РОЖАЮТСЯ В РАЙОНЕ МОДА. В первые годы нашего супружества мы стали жить в Кадыкее в Моде. Здесь в 1961 году родился наш сын Хакан, а в 1964 году - дочь Арзу Туна. Наша дочь любила учиться. Закончив Роберт Колледж, она поступила в Босфорский университет на факультет экономики и управления. Она все еще не замужем. Управляет отелем. Деловая жизнь настолько привлекала моего сына Хакана, что закончив лицей Ышик и отслужив в армии, он сразу же приступил к работе. Семья Туна на свадьбе у сына Хакана 16.03.1993. У моего сына и невестки, Озлем Моргюль, в браке, заключенном в 1993 году, родились два сына: Эмре и Синан. Мне многое хочется поведать о сыне и внуках, но я оставлю это для следующей главы. Мы прожили в Моде 5-6 лет. Подумав, что так будет лучше для моей жены и детей, я решил переехать в Нишанташи из Кадыкея, который со времен моего переезда в Стамбул был неизменным местом моего проживания.

МЫ ПЕРЕЕЗЖАЕМ В НИШАНТАШИ Мы с супругой Эмель до сих пор проживаем в Нишанташи. Моя супруга Эмель до своего замужества жила в Нишанташи. Поэтому была счастлива вернуться к своему привычному кругу. Она наслаждалась встречей с семьей и друзьями. Семья моей жены, страстно желающая взять на руки внуков, тоже была рада принятому нами решению. Откровенно говоря, в этом переезде у меня была своя выгода. В дополнение ко всем прочим положительным моментам, моя сестра Ильхан и старший брат Орхан, к моей большой радости, жили в Нишанташи. Единственная оставшаяся из семьи сестра Ильхан все еще живет в Нишанташи по соседству со мной на этой же улице. Доктор Джевдет Туна с супругой на званом вечере Нишанташи после женитьбы так и остался вторым и последним местом моей жизни в Стамбуле. Мы с супругой Эмель и по сей день живем здесь в апартаментах, оставшихся ей в наследство от семьи. Раньше проспект Абди Ипекчи в Тешвикие считался очень тихим и приличным районом. Автобусы № 40А - Таксим/Эмирган и №М1 - Мачка/ площадь Свободы перевозили население. Здесь все знали друг друга. Напротив зданий Стамбульского технического университета в Мачке была центральная автобусная остановка.

МОЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В СПОРТИВНОМ КЛУБЕ

Доктор Джевдет Туна в годы работы руководителем спортивного клуба в Моде

МОРСКИЕ БАНИ И ПЛЯЖ

Морские Бани в заливе Мода подготовили много молодых чемпионов по плаванию. Всю свою жизнь я был настолько погружен в работу, что даже не обзавелся надлежащим хобби. Наверное, единственным моим увлечением была административная деятельность в различных видах спорта, начавшаяся в спортивном клубе Мода, а также работа в спортивных Федерациях. В 1936 году, когда я был учащимся лицея, моя семья поселилась в районе Мода. С тех пор я прожил здесь приблизительно 30 лет. По этой причине начало любой моей деятельности, спортивной в том числе, было именно в этом районе. Сразу после переезда мой интерес вызвали морские бани Моды, которые и связали меня со спортом. В дальнейшем это место под названием пляж Моды, состоящее из мужской и женской части, позволит заниматься плаванием молодым и старым, женщинам и мужчинам. Летом морские ванны посещались семьями. Мы тоже иногда с семьей, а иногда с друзьями ходили плавать в эту бухту. Наверное, современная молодежь под словом бани представляет себе место с горячей водой, мылом и курнами. Но нет! Это было сооруженное над водой, окруженное деревянными ширмами место, где можно было купаться в море. Вот эти морские бани в бухте Мода в дальнейшие годы подготовили множество чемпионов по плаванию. В тот период, когда банями заведовал капитан Ихсан, на мужской части была возведена вышка для прыжков. Уже в то время тренеры начали обучать желающих технике плавания, применяемой на олимпийских соревнованиях. В 1937 году здесь были проведены первые соревнования по плаванию между турками и венграми, где мы были в числе многочисленных зрителей. Ататюрк, тоже смотревший соревнования, сам награждал чемпиона Ибрагима Сулу. Соревнования, на которых присутствовал Ататюрк, вызвали большой интерес и восторг у народа. В 1950 году из Германии была приглашена группа «Водяные феи», которая очень красиво выступила. Это выступление произвело на всех нас очень большое впечатление. Тогда я принял решение поддержать плавание и турецкую молодежь, занимающуюся этим видом спорта.

УСПЕХИ ПЛОВЦОВ В те годы плавание, парусный спорт и гребля являлись филиалами Федерации водного спорта и показывали отличные результаты. Само собой разумеется, фундамент для этих успехов закладывали спортивные клубы. Спортивный клуб Бейкоз, один из самых известных плавательных клубов в Стамбуле, за несколько лет до моего членства слился со спортивным клубом Моды. Доктор Джевдет Туна оказал поддержку множеству спортсменов за время своего руководства спортивным клубом Моды. У растущего клуба, членом и администратором которого я являлся, было очень много работы. Круглый год почти все свободное от работы время мы проводили в клубе, стремясь сделать все необходимое для наших спортсменов. В течение длительного периода, ввиду отсутствия просторного помещения, мы вели работы за пределами клуба. Обычно мы встречались в Кочо на набережной, который с 1928 года был чайханой и закусочной, а сегодня известен как отличный ресторан. Собираясь там, мы проводили собрания и решали насущные проблемы.

ОТ ПЛАВАНИЯ К БАСКЕТБОЛУ Спортивный клуб Моды в 1954, 1955 и 1958 годах стал чемпионом Турции по баскетболу. Долгие годы морскими банями и пляжем Моды управлял капитан Ихсан. Его сын его Фехиман достиг больших успехов в плавании и приложил много усилий для развития спортивного клуба Моды. Какое-то время он был главой клуба, а я всегда поддерживал его в качестве генерального секретаря и члена клуба. Фехиман Акдаг с 1964 года на протяжении 20 лет занимал пост президента Федерации плавания. Мы тесно сотрудничали, я многим помог ему. Спортивный клуб Моды какое-то время уделял серьезное внимание баскетболу и трижды стал чемпионом Турции в этом виде спорта в 1954, 1955 и 1958 годах. В то время баскетбол входил в Федерацию водных видов спорта. В эту же Федерацию входили гандбол и волейбол. В 1959 году была основана Федерация баскетбола. Я был вице-президентом Федерации, оформлял членство и таким образом продолжал деятельность в этом виде спорта. В тот успешный период мы сделали много трансферов спортсменов. Совместно с президентом Федерации того времени Османом Солакоглу мы много работали, привив Турции любовь к баскетболу. ФЕДЕРАЦИЯ ПАРУСНОГО СПОРТА В 1957 году парусный спорт отделился от Федерации водных видов спорта. Была официально основана Федерация парусного спорта Турции. Мой друг Рауф Корал, много сделавший для спортивного клуба Моды, сначала в 1973-1978 годах, а затем в период с 1979 по 1983 годы был президентом Федерации парусного спорта. Он обратился ко мне за поддержкой. У нас возникла возможность совместно работать в Федерации. Я сделал все, что мог, чтобы поддержать парусный спорт. Помимо работы в клубе, мы совершили множество поездок со спортсменами упомянутых выше видов спорта по стране и за рубеж. Особенно много поездок было по приглашению Федераций баскетбола и парусного спорта. Вместе со спортсменами мы посетили такие страны, как Сирия, Бейрут, Югославия, Египет, Иран, Болгария, Румыния и Греция. Оглядываясь в прошлое, могу сказать, что мне доставляло большое удовольствие участвовать в спортивной жизни. Мне кажется, я могу гордиться, если моя деятельность принесла хоть малую толику пользы турецкому спорту! Более 20 лет параллельно со своей профессиональной деятельности я готовил инструкции для президентов и расписывал процедуры, давал стипендии спортсменам, отправлял их на учебу и организовывал поездки в Федерациях баскетбола, плавания и парусного спорта. В то время на азиатской части Стамбула было всего несколько личных автомобилей. Одним из них был синий «Паккард» моего старшего брата. Я всегда использовал его для общественных нужд. В дальнейшем я купил себе зеленый автомобиль «Форд», модель 1948 года. Я выкупил его у американского дипломата, который по окончанию службы возвращался на родину. Иногда автомобиль ломался, запасных частей было не достать, и я чинил их сам на токарном станке. Все мои друзья, зная про автомобиль, обращались ко мне, если была необходимость куда-то ехать. Я никому не отказывал, всех выручал. В то время я получал удовольствие от вождения автомобиля.

МОЙ СЫН ХАКАН ПРИСТУПАЕТ К РАБОТЕ Мы с сыном начали совместную работу в 1985 году, сделав профилем работы косметику и средства личной гигиены. Мой сын Хакан еще в годы своей учебы в лицее хотел работать. Я советовал ему продолжать учебу, но Хакану не терпелось приступить к работе как можно скорее. Поэтому, закончив военную службу в 1985 году, он стал трудиться со мной. К тому времени фармацевтический склад «Тан» уже 10 лет импортировало сырье. Хакан сразу же взял на себя ответственность за дистрибуцию сырья на азиатской стороне Стамбула. Доктор Джевдет Туна на производстве. Доктор Туна с коллективом АР-ГЕ Сначала Хакан распределял фармацевтическое сырье, расфасованное по небольшим пакетам, которое заказывали аптеки. Затем он занимался поиском заказчиков в таких городах как Измит, Адапазары, Гельчук и Ялова. Мой сын был успешен на поприще коммерции, ему особенно хорошо удавалось налаживать отношения с людьми. Я старался поставлять сырье крупным производителям, а он набрал моторизированную команду из 10 человек и без задержек доставлял упаковки по 50 и 100 граммов в аптеки. Глядя на успехи сына, я понял, что он уже досконально разбирается в этой сфере, и без колебаний назначил его ответственным за управление главным складом. Конечно же, хозяйская хватка сына и его успехи в работе позволили мне немного расслабиться. В тот период в аптеках не было готовых медицинских препаратов. Специальные свежие препараты изготовлялись в задних помещениях аптек по рецептам врачей, посредством комбинирования сырья. Мы поставляли это сырье для фармацевтов.

МЫ НАЧИНАЕМ ЗАНИМАТЬСЯ КОСМЕТИКОЙ. Между тем, Хакан Туна, приступив к работе, убедил меня включить в поле нашей деятельности косметику и средства личной гигиены. На его имя мы выкупили компанию под названием «Ализе». Доктор Джевдет Туна обходит предприятие. Спустя 10 лет мы стали производить детские средства гигиены. Импортировали подгузники марки «Бейболин». Такого рода разработки, проводимые моим сыном и другими молодыми сотрудниками, позволяли нам идти в ногу со временем и не отставать от мировых тенденций. Мы достигли определенного успеха в бизнесе. Учитывая растущий спрос клиентов, стало понятно, что пора заниматься производством.